«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

0 2

Анастасии из Гродно — 26 лет. Вот уже два года она вместе с мужем работает в парном экипаже на большегрузе: колесят по Скандинавским странам и удалённо строят дом мечты в Беларуси. Журналист av.by пообщался с дальнобойщицей. Как устроен семейный быт в кабине, как распределяют обязанности в каденции и сколько можно заработать за сутки — в нашем материале.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

Из воспитателя — в дальнобой!

После окончания университета гродненка Анастасия получила должность руководителя физического воспитания в детсаду. Собеседница признаётся, что там устраивало всё, кроме зарплаты.

— Когда мне оставалось где-то год отработать в дошкольном учреждении, мой муж пошёл трудиться на фуре. Он мне высылал фотографии с невероятными красотами, и я поняла, что тоже безумно хочу это всё увидеть!

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

Девушку не покидало желание быстрее дождаться отпуска и посмотреть на всё своими глазами. Но однажды супруг Насти позвонил и предложил… пойти отучиться на категорию С, а потом и на Е. Вот так поворот!

— Он рассказал, что за пару недель встретил много семейных экипажей, которые работают на автопоездах. Я сначала отказала: в ГАИ после получения прав категории В я больше ни ногой! — вспоминает первый опыт приобретения в/у девушка. — Но потом взвесила все плюсы и минусы и подумала: надо рискнуть. И через день уже записалась в автошколу.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

Самым сложным, говорит белорусская дальнобойщица, было признаться в этом родителям. Как ни странно, мама с папой поддержали и сказали: «По крайней мере, это интересно. Пробуй!»

За первую каденцию — 12 стран!

Вскоре Анастасия закончила автошколу безопасного вождения. И отправилась в свой первый семейный рейс с мужем:

— Первая каденция началась в Литве. Это великолепные воспоминания! Каждую смену я смотрела только в окно — любовалась пейзажами. Я радовалась всему, что видела… А муж что? Он к этому уже привык и неспешно крутил баранку, — рассказывает Настя. — Каденция была самой лёгкой, потому что, конечно, супруг решал все рабочие моменты сам, а я лишь рулила свои положенные девять часов. Оказалось настолько лайтово, что я подумала: «Почему все не идут в дальнобой? Это же так просто!» Увы, реальная работа вскоре расставила всё на свои места.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— А помните эмоции, когда впервые сели за руль большегруза?

— Конечно! Разве подобное забывается? Так получилось, что мы уже были в Польше, и, когда настало моё время отправиться в рейс, мы ехали не по автобану, а по национальной дороге. Она такая узенькая, такая кривая! Мне было очень страшно, я боялась глаза отвести от дорожного полотна и даже посмотреть на время. Каждые 15—20 минут спрашивала у мужа: «Сколько мне ещё ехать?»

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— Тогда я пробыла за рулём фуры где-то четыре часа, но устала так, словно на заводе отпахала двенадцать. Ладошки все вспотели, тело напряжено, мышцы натянуты как струны. В общем, впервые самой управлять грузовиком было очень сложно, но когда на место водителя села уже во второй раз, стало намного легче!

— Курьёзные случаи были?

— А как же! До сих пор над одним смеёмся. Приехали мы на выгрузку, подъехали под рампу и поняли, что одну дверь в прицепе не можем открыть: мешает рядом стоящая машина. Я зашла в прицеп и решила попробовать достать груз с одной открытой дверью. В итоге он встал между дверьми! А я осталась в прицепе и выйти не могу, так как груз перекрыл выход… Муж сказал: «Жди, сейчас приду!» Через пару минут я понимаю, что машина начинает катиться (мы ведь стояли на горке). Я сильно испугалась, а выйти не могу: груз мешает! Я кричала во всю силу, а грузовик едет дальше и набирает скорость. Грузчики смотрят на меня и ничего не делают. Я уже начинаю на них орать, мол, что вы стоите, олухи, фура же катится! Но тут приходит мой муж и спрашивает: «Ты чего вопишь? Я машину отогнал, чтоб дверь вторую открыть!» Было очень страшно, а потом очень смешно и стыдно перед ребятами.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— А неприятности на пути встречались?

— Бывало всякое, но незначительное — мы это уже прожили и забыли. Помню, загрузили нам мандарины, одна палета оказалась кривой и еле стояла. Я её сфотографировала, мы разместили поддон и поехали на выгрузку. А при выгрузке он упал, и 60 кг фруктов оказались на полу! Мы с мужем их попытались собрать, складывали вручную в коробки. В мандаринах было всё! Но благодаря тому, что до загрузки я сделала снимки палеты, где видно, что она кривая, ответственность за этот случай с нашего экипажа сняли.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— В каких странах лучшие автобаны?

— Они везде неплохие, но со своими нюансами. В Швеции и Дании, например, самые широкие, так как там ездят фуры, которые значительно длиннее наших. В Германии хорошие дороги, но немцы постоянно что-то ремонтируют, много заторов из-за этого. В Норвегии отличные автобаны до Осло, а потом везде идёт одна полоса, и я бы сказала, что проезжая часть узкая. В Бельгии мне не нравятся трассы: там может с сиденья выбросить — настолько неровная поверхность. А вот в Польше просто хорошие дороги.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— Цена дизеля в разных странах? Замерзала ли солярка когда-нибудь в лютый мороз?

— Нас это, конечно, мало интересует, так как мы оплачиваем карточкой фирмы. Но мы всегда заправляемся в Нидерландах или Бельгии — тут цены поменьше. В Нидерландах — 1,608 евро; Бельгии — 1,658; Дании — 1,676; Швеции — 1,939; Норвегии — 1,712. У крупных фирм есть свои скидочные карты, и, так как большие объёмы заправляем, определённые проценты потом возвращаются. Зимой солярка не замерзала: в Скандинавских странах в неё добавляют разные вещества. Если, конечно, заправиться в Испании и приехать в Норвегию, то испанское топливо может замёрзнуть. Но и у нас объём баков большой. Один бак — 430 литров, второй — 820. Если в нём много солярки, то даже испанской будет сложно замёрзнуть.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— Почему именно скандинавское направление?

— У меня выбора особого не было: где работал муж, туда и я. Но теперь скандинавское направление — это просто моя любовь. Когда мы меняли работодателя, главным критерием были поездки именно по Скандинавии. В предыдущей фирме мы катались в основном в Скандинавских странах, но также почти по всей Европе. Сейчас наше направление — Нидерланды, Бельгия, Германия, Дания, Швеция, Норвегия. Скандинавия — это невероятные виды, только ради таких пейзажей я готова терпеть все трудности.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— Например, в Норвегии сложно из-за дорог: они узкие и виляющие, обзорность маленькая, трасса всегда прячется за поворот, а что за ним — ты не видишь. Там может нестись фура по узкой дороге, где проехать способна только одна машина, а может стоять стадо оленей. Зимой ещё сложнее! Норвегию не пройдёшь без цепей на колёсах! Страшно, когда вроде небольшой подъём, а на полпути машина начинает буксовать и ехать не хочет. А если дашь чуть газа, её стягивает с дороги на обочину, которая вся в снегу и, скорее всего, с небольшим обрывом. В эти моменты жизнь проносится перед глазами!

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— В Норвегии часто грузовые машины падают на бок: дорога узкая, надо разойтись со встречной фурой, ты берёшь правее, цепляешь колесом обочину, и всё — сделать ничего не можешь. Грузовик становится неуправляемым и едет в кювет. Тогда все деньги, что за месяц заработал, из своего кармана отдаёшь на «викинг» — это специальная машина, вытягивающая фуры из кюветов или с обрывов. Такое случалось у нас на глазах.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— Зато в Скандинавских странах меньше воруют груз и дизель, там поспокойнее обстановка. И тут часто передвигаешься на паромах, где бесплатный шведский стол и отдельная каюта с санузлом. Бывает даже сауна с джакузи!

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— На какой машине работаете сейчас и ездили раньше? Какая марка больше понравилась?

— Ездила на DAF, Volvo, Mercedes. Каждая хороша по-своему. DAF — отличная машина для экипажей. Кабина очень вместительная, и там большие спальные места, но часто на панели появлялись разные ошибки. Например, на кочку наедет — и уже БК сигнализирует, что ABS не работает! Из-за этого автоматически отключается круиз-контроль. Volvo — мощный тягач, но кабина в нём очень маленькая, вдвоём там весьма сложно жить.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

Чаще всего нам попадается «Мерседес» — субъективно это золотая середина. Сейчас у нас Mercedes-Benz Actros 1853 LS без зеркал. Вместо них стоят камеры на улице, в кабину выведены планшеты, заменяющие зеркала. Сначала было очень неудобно и непривычно, но со временем приспосабливаешься ко всему.

— Как налажен ваш быт с мужем в кабине?

— Мы находимся вдвоём с супругом 24/7 в маленьком отсеке, и это крайне сложно! Знаю, многие семейные пары после такого труда даже разводятся. Однако рабочие дела мы стараемся делить пополам. Как в большинстве семей, так и у нас: жена отвечает за уют, уборку, стирку, готовку. Но с последней мне очень помогает муж. Ему это весьма по душе, а я только за!

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— Как готовите еду?

— Раньше было сложнее: мы возили с собой газовый баллон и плитку. Это, конечно, очень опасно. К тому же на ходу ты обед не сваришь, всегда приходилось думать заранее об этом и готовить заранее. Теперь мы используем мультиварку: подключили инвертор и туда включаем розетку. Но мы часто бываем на базе, а там есть кухня и плита. Хотя привыкли к мультиварке и даже на кухне готовим в ней.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— А про зарплату в дальнобое расскажете? И часто ли приходится платить штрафы?

— Доход зависит от многих факторов. Даже от того, какой полуприцеп ты возишь. Например, у нас так называемая штора. А есть полуприцепы, перемещаемые автомобилями. Зарплата при работе на них будет намного отличаться от нашей! Бывает, ещё роль играет направление. У трудящихся на скандинавском, особенно зимой, зарплата выше, чем у ездящих по Европе. Если говорить про такой полуприцеп, как у нас, и наше направление, то в среднем выходит 78—90 евро в сутки, выходные также оплачивают.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— В общем, платят за сутки. Ещё важно знать: если в машине работает парный экипаж, то сумма не делится пополам, а каждый получает, например, по 85 евро в сутки. Но и не надо забывать, что цены на продукты тут выше, чем дома. Штрафы в Европе тоже очень большие, хотя некоторые помогает оплатить фирма. Но мы пока ни разу крупный штраф не платили — и, надеюсь, не придётся.

«После такой работы многие разводятся». Белоруска ушла в дальнобой вслед за мужем

— Пейзажами, думаю, вы уже налюбовались. Не было желания сменить работу?

— Пока что нет. Я ведь сюда пришла не просто мир увидеть и с мужем побыть, но и за зарплатой. Достроим дом мечты, а там будет видно!

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.